Голос жертвы: документальный фильм об ужасном убийстве Анастасии Ещенко, доцентом Соколовым

И, похоже, это первый в России документальный фильм, который показывает эту трагедию именно так, как должно ее показать.

Голос жертвы: документальный фильм об ужасном убийстве Анастасии Ещенко, доцентом Соколовым

9 июня 2020 года должен состояться суд над доцентом исторического факультета СПбГУ Олегом Соколовым, который в ночь с 7 на 8 ноября 2019 года убил свою бывшую студентку Анастасию Ещенко, а затем расчленил тело и попытался утопить в Мойке.

Несколько дней назад на видеосервисе Premier вышел документальный фильм «Приглашение на бал. Жертвы русского Наполеона». И, похоже, это первый в России документальный фильм, который показывает эту трагедию именно так, как должно ее показать.

Детали этой трагедии очень трудно забыть: утром 9 ноября 2019 года проезжавший по набережной реки Мойки таксист заметил барахтающегося в воде мужчину и вызвал спасателей. Когда мужчину извлекли из воды, выяснилось, что он находится в состоянии сильного алкогольного опьянения. В поисках документов открыли его рюкзак (по другим данным — пакет), в котором обнаружились отрезанные женские руки.

Этим мужчиной был кандидат исторических наук, доцент СПбГУ, кавалер ордена Почетного легиона и знаменитый реконструктор Олег Соколов. В ночь с 7 по 8 ноября он убил свою бывшую студентку Анастасию Ещенко, с которой прожил почти пять лет. Убил, а затем спрятал тело в шкаф и позвал гостей. После веселого вечера в кругу друзей Соколов взял пилу, отпилил Насте голову, руки и ноги, спрятал туловище и ноги в пакет — и выбросил в Мойку. Второй заход со страшной ношей закончился для историка падением в воду.

В больнице, куда Соколова доставили с переохлаждением, он признался в убийстве и рассказал, кто его жертва.

Вернемся ненадолго в наши дни: совсем недавно в медиа и социальных сетях велись ожесточенные дискуссии, вызванные публикацией портала DOXA (студенческий журнал НИУ ВШЭ) о сексизме и домогательствах на филологическом факультете МГУ. Портал, не называя имен, обвинил преподавателей (мужчин зрелого, если не сказать пожилого возраста) в злоупотреблении властью и харассменте по отношению к студенткам.

Общественная дискуссия, развернувшаяся вслед за этим, ясно показала: увы, но понятие харассмента для многих все еще терра инкогнита. Многие не видят никакой проблемы в однозначном дисбалансе власти: преподаватель и студентка никогда не будут в равных отношениях — до тех пор пока он преподает ей либо имеет иные рычаги влияния на ее успеваемость. «Равные отношения двух совершеннолетних людей», о которых говорили защитники преподавателей, невозможны в ситуации этого дисбаланса, как они невозможны между начальником и подчиненным, учителем и учеником, врачом и пациентом, психотерапевтом и клиентом, продюсером и актером. В случае дисбаланса власти никто и никогда не может точно утверждать, действительно ли та сторона, что находится в подчинении, вступила в эти отношения добровольно. Именно поэтому такие отношения запрещены уставом очень и очень многих организаций — от школ до огромных корпораций. Но пока, к сожалению, не в России.

Впрочем, чтобы понять, что ни о каких «равных отношениях двух взрослых людей» речи быть не может, достаточно бегло погуглить биографию этих ученых-ловеласов: почему-то — какая неожиданность! — они совершенно не пользуются успехом у восемнадцатилетних барышень, которые от них никак не зависят. Вот буквально ни у кого в анамнезе нет романа с первокурсницей из другого университета или просто с совсем юной девушкой, с которой он познакомился, скажем, в баре или на концерте. Интересно, почему, правда?

Голос жертвы: документальный фильм об ужасном убийстве Анастасии Ещенко, доцентом Соколовым

Историк Олег Соколов был точно таким же престарелым ловеласом, рассматривающим университет как свои охотничьи угодья: у него были романы со студентками, он домогался студенток, но все считали это нормальным. Да мы вообще до сих пор считаем это нормальным. Но так быть не должно. История Анастасии Ещенко — это та самая история о дисбалансе власти и отношениях с абьюзером. И то, какой трагедией она закончилась, вполне закономерно. И это случится еще не раз, если мы продолжим считать такие вещи нормальными.

С этой точки зрения фильм «Приглашение на бал. Жертвы русского Наполеона» стал едва ли не первым документальным фильмом в России, рассказывающим о трагедии жертвы и преступлении насильника в единственно верном, единственно возможном ключе.

Олег Соколов не выступает в нем центральным героем. Авторы фильма ничего не рассказывают о нем самом и тем самым не создают вокруг преступника ореола загадочности, не вынуждают зрителя гадать, что же привело его к преступлению. Может быть, в детстве его обижали девчонки во дворе? Или мама порола ремнем за провинности? Может быть, его жестоко бросила первая девушка, которую он всей душой полюбил? А может быть, он с самого начала был негодяем и душил кошек по подвалам?

Совершенно неважно, демонизирует документальный фильм преступника или, напротив, находит ему оправдания. В любом случае все эти «арки героя», все эти шаблоны отечественной документалистики вызывают у зрителя интерес к преступнику, и именно преступник становится центральным персонажем фильма. А жертва — ну что жертва: она даже не персонаж, она — реквизит. Немного кровавых подробностей того, как именно преступник над ней измывался, и всё – фокус авторов снова смещается на преступника.

В отечественной документалистике у жертвы нет голоса. Нет лица. Да и тело есть только то, что мы видим в черном пакете на кадрах оперативной хроники.

Голос жертвы: документальный фильм об ужасном убийстве Анастасии Ещенко, доцентом Соколовым

В этом фильме всё не так: авторы подчеркивают, что Настя Ещенко, увы, уже ничего не сможет сказать в свою защиту, но есть другие жертвы Соколова, и они нашли в себе смелость открыто о нем рассказать.

Читай продолжение на следующей странице