Отрезанный ломоть. Как я жила в доме свёкра и почему никогда больше на это не соглашусь.

308

Отрезанный ломоть. Как я жила в доме свёкра и почему никогда больше на это не соглашусь.

Когда мы с мужем поженились, особенных денег ни один из нас не зарабатывал, но, как и всем влюбленным, финансовое море было нам по колено. Сняли квартирку с видом на оживлённый проспект, минимум мебели, максимум света, велосипеды, ролики, матрас на полу, стопочка книг. Спустя пол года всё чаще стали звучать разговоры о детях и, как следствие, о постоянном своём жилье. Выход был один — кабальная ипотека с минимальным первоначальным взносом, однако, чтобы на этот взнос накопить, нужно было во всем себе отказывать и искать дополнительные источники дохода на год в перёд.

Посовещавшись, решили всё-таки спросить помощи у родителей, но получили с обеих сторон весьма ясный отказ. Мои, жившие в другом городе, объявили, что я — старшая дочь, а им ещё младших двоих поднимать на ноги, да и вообще, женщина должна себе мужа уже с квартирой искать, так в семье у нас принято, оказывается (да, мальчикам положен трастовый фонд на жильё, а девочкам, увы, надо соображать самим).

У мужа в живых остался один отец, да и тот — довольно пожилой мужчина, которому самому, в силу возраста и небольшой пенсии, нужна постоянная финансовая (и физическая тоже) помощь. В один из наших визитов он предложил переселиться на время к нему, чтобы не платить за съем и сэкономленные таким образом деньги вложить таки в ипотеку. «Тут три комнаты, я вам большую отдаю, по кухне вместе будем кашеварить, у каждого своя полка, я человек немолодой, тяжело одному по хозяйству, да и коммуналка гигантская приходит за трёшку, вся пенсия только на счета уходит!».

Это может быть Вам интересно!





Продолжение на следующей странице: